Mr.Tayler
Я никто, я так.. мимо проходил.
Солнце садилось рубиновым шаром, откидывая в море алые руки. Так бывало каждое лето, когда жара становилась невыносимой. Солнце сползало еще медленнее, чем раньше, красное, как помидор. В эти моменты дул холодный ветер. От этого создавалось впечатление, будто только что убили птицу, и она красит море своей кровью. И ты понимаешь, что теперь - все. Что все закончилось. На сегодня.
Так было каждое лето в этом тихом, богом забытом, городе.
Что за люди тут жили? Спокойные, трудолюбивые. Рыбачили много на озере, читали детям сказки, ходили на поле пахать, отдыхали дома от солнца.
Солнце. Самое беспощадное солнце на всем континенте. Летом оно достигало сорока семи градусов. Невероятная жара. Приезжие осенью не верят. А вот городские и не настаивают на правде. Все-таки, им это известно, а большего и не надо.
Такой же наивный юнец приехал к ним в городок весной, когда на полях около города распустились прекрасные цветы. Тогда ими все было покрыто, что создавало легкий оттенок сказки. Паренек был из бедной семьи и приехал подзаработать деньжат. Мол, на учебу не хватает. Ну, что ему отказать, что ли? Поселили у мистера Коменсваера и отправили на склады. Ночью он таскал рыбу в хранилище, а днем косил созревшие колоски пшеницы. Вечером собирал яблоки, а утром спал. Он все умудрялся сделать на достаточном уровне, за что быстро запал в душу городским. Мальчик попался образованный, много читал и перебрал книги в старой библиотеке, расставив их по алфавиту. У людей, живущих тут, просто руки не доходили еще и до библиотек.
Однажды вечером, вернувшись с погрузки большой рыбы в машины (которые отправляли с ночи в другой город на продажу), он вдруг начал расспрашивать про одну книгу.
-Мистер, а, мистер... Я слышал, что в вашей библиотеке должна храниться историческая книга. Но я не видел, ни книги, ни историка, который все пишет. Где же они? - спросил он, приподнимаясь с кровати в помятом костюме из брюк и клетчатой рубашки.
Старик Коменсваер обернулся к иногороднему. Он как раз уложил спать своего маленького внука, поэтому теперь собирался пить чай и смотреть телепередачи, прежде чем отойти ко сну.
-А это маленькая тайна, о которой слишком много известно. Историка выбирают не случайно. А когда выбирают, он уходит и не возвращается. Мы его глаза и уши, его руки и ноги. Он все знает, но мы не знаем про него ничего. Раз в пятьдесят лет историк меняется. И меняется его местоположение. Может он в шахтах под нами, а может и в соседней комнате. Никто этого не знает. Он может быть перед тобой, а ты этого не поймешь.
-А это не вы, часом, мистер? - улыбнувшись, просиял он.
-Нет, не я... - ворчливо пробормотал старик и отвернулся, садясь в кресло.
-Но, будучи историком, вы бы мне этого не сказали, ведь так? - он улыбался еще шире, словно напал на след дикого кабана в лесу.
-Нет, не сказал бы.
-Так значит это вы?
-Нет, это не я. К сожалению, меня не взяли. Я был уже слишком стар для них. И ты уже слишком стар. Не обольщайся, что сможешь попасть на его место. Для этого нужен молодой, а то и маленький ребенок. Ты уже молодой мужчина, а не семилетнее дитя. Тебя не примут.
-Да нет, мистер, я не хочу к вам в историки. Я бы хотел прочитать вашу книгу... - он мечтательно посмотрел в побеленный потолок, из которого свисала яркая лампочка на проводе.
-Не мечтай, ребенок, - жестоко сказал старик, - Тебе не прочитать этой книги. Это запрещено. Никто не может ее прочитать. Это скрытая история, записывающая даже наши разговоры и мысли. Это великая тайна и очень маленький секрет. Это глупость. Забудь!
После этого прошло десять лет. Парень уехал давно из городка, выучился и жил в крупном мегаполисе. У него была своя роскошная квартира с видом на город, свой кабинет с табличкой на двери и пара грамот, которые пробивали ему дорожку в будущее. Он жил один, без девушки. Жил уже не один год, лелея мечту о книге истории. Эта беседа с тем старичком уже давно стерлась. Она спряталась на дальние полочки мозга. Осталось только желание, которое двигало его все эти годы. Он выучился на историка, работал на фирме, помогая всем, чем сможет. Работа рассчитывалась на постоянные разъезды по миру в поисках артефактов и древних книг. Он мечтал однажды найти книгу истории из того городка, но все было тщетно. Через его руки проходили вещи на миллионы долларов, его посещали самые известные люди мира, а ему хотелось лишь одного... Ему хотелось заполучить ту старую обшарпанную книгу из городка с озером. Он увидел еще тогда ее изображение в какой-то книжке, и с тех пор заразился идеей ее добыть. Словно от наличия этой книжки зависела его жизнь. Словно это была и не книга, а учебник по магии. Но, как говорится, все люди талантливые - психи. Он как раз относился к талантливым, даже мега талантливым, людям.
И вот, когда он совсем отчаялся, и хотел было взять отпуск и посетить селение, ему пришло письмо. Мэр города приглашал его на осенний фестиваль, где состоится торжественный выбор нового главы города. Все жители сошлись на мнении, что он обязан был там присутствовать. Хотя бы быть там, если не захочет принять участие в голосовании.
-Голосовании? Они что, шутят? - спросила молодая женщина, поправляя кудри перед зеркалом. На ней было черное элегантное платье и дорогие украшения из серебра.
-Наверное. Меня не было в том городе почти одиннадцать лет. Да и был я там всего год. Вряд ли я имею право на принятие такого решения.
-Вот именно. Брось эту глупую затею, это глупое письмо и сосредоточься на деле Нартона. Он обещал хорошие деньги за раскопки, если там найдется что-нибудь ценное. А место раскопок - пустыня Аджутга. Это самое старое место, где по летописям был город древних цивилизаций. Если ты найдешь там черепа, все будет идеально! - воскликнула она, выкидывая конверт с листком на тумбочку и прижимаясь к нему всем телом.
-Завтра ты улетаешь, так что... - она потянулась к его губам, но он вдруг заговорил.
-Нет, я все-таки съезжу в тот город... - он отстранился и достал чемодан из шкафа.
-Ты что, с ума сошел? А как же договор с Нартоном? Он же тебя в клочья порвет, если ты откажешься!
-Скажи ему, что я не отказываюсь, просто беру небольшой отпуск на две-три недели. Как только закончу, отправлюсь прямиком в пустыню Аджутга, помогать при раскопках, - пропыхтел он, закрывая чемодан на замок.
-Ты что, серьезно решил уехать? В этот забытый всеми город? Ради чего?! - в удивлении она восклицала довольно громко. Он выпрямился, устало взглянул на нее и схватил чемодан.
-Увидимся. Да, мне один билет... Да, спасибо. Кейш, подгони такси к входу, - он вышел и начал распоряжаться, отдавая приказы и заказывая билет по телефону. Затем хлопнула дверь и все стихло.
-Дурак! - только прозвучало громогласно в комнате, где еще минуту назад был Эрик.
Самолет приземлился в маленьком аэропорту, вдали от больших городов и пыльных трасс. Говорят, сюда можно добраться лишь на самолете и корабле. Поездов нет, на машине далеко не уедешь.
Когда мужчина вышел из здания, его встретил старый мэр.
-Я знал, что вы не останетесь безучастным к этому событию.
-Рад вас видеть. Хочу сказать, что не считаю правильным принимать участие в подобного рода мероприятиях.
-Ничего. Ты можешь только наблюдать. Поехали, моя машина за углом.
Они обошли заправочную и сели в разваленный пикап. Небо из красно-оранжевого превратилось в синее. Оно переливалось из цвета в цвет. На небе появились первые звезды, когда машина остановилась перед фонтаном на площади. Со всех сторон собирались люди со свечами. Это выглядело довольно устрашающе. А еще этот гул. Люди что-то напевали и их монотонные голоса, слившиеся в один, напоминали гул какого-то страшного зверя.
-Что тут происходит? - спросил он, оборачиваясь к мэру.
-Ты приехал вовремя. Сегодня снизойдет шаман и покажет нам книгу столетий. Великую книгу истории этого города, берущую начало во времена строения мира.
-Строения мира? Создания?.. Не может быть. Я об этом ничего не слышал! - выкрикнул он, через нарастающее гудение человеческих голосов.
-Теперь услышишь и даже увидишь! - крикнул мэр и ушел вперед к алтарю, где сидел маленький мальчик.
"Новый историк", - подумал Эрик, захлопывая дверь пикапа и направляясь следом за горожанами.
Неожиданно небо пронзила молния, а вокруг разошлись облака. Было видно космос и яркие созвездия. Где-то даже было видно галактики, словно там поставили огромную лупу. Облака вновь сошлись, стало темно. Свечи мерно пошатывались огоньком на ветру, голоса стихли, наступила гробовая тишина. Идущий мужчина остановился и замер, оглядывая притихшую публику.
Прямо перед ним, где сидел мальчик, явился мужчина. Это был старый человек, укутанный в перья и шерсть. А в руках он держал клетку из костей. Там лежала книга.
-Сейчас, мальчик, ты узнаешь тайны вселенной. Не хоти этого, ибо это опасно, но я должен тебе рассказать, - раздался его ровный голос. Он коснулся мальчика рукой и все свечи разом погасли.
Мальчик закричал.
Эрик хотел было кинуться на помощь малышу, но его остановила рука и серьезный взгляд в потухших глазах мэра.
-Вы же сказали, что будет избираться мэр, а не историк! Как так? – его голос не был громким, но в открытом пространстве, где стоит тишина, это было очень громко. Многие стали посматривать на него. В основном это были дети. Взрослые и старые стояли и неотрывно смотрели на жертвоприношение.
-Сейчас в мальчика перетекают знания всех историков. Когда процедура завершится, они уйдут и спрячутся. Мальчик снова начнет писать историю города. И так будет вечно… - монотонно рассказал мужчина. Эрик смотрел на все это, как на жестокую расправу, как на насилие. Естественно, ему хотелось, если не спасти малыша, то оказаться на его месте. Вместо него. Это был не столько добрый отголосок в сознании, сколько желание познать неизведанное, прикоснуться к неприкасаемому.
Неожиданно, как и появился мужчина, он исчез. Шамана-историка тут больше не было. В каких-то лохмотьях, что на него надели жители, мальчик сидел на тряпке и что-то бормотал. Его голова запрокинулась назад, обнажая обожженную шею. Его глаза закатились и временами дергались, словно от легкого разряда тока.
-Что с ним? – обеспокоенно спросил иногородний. Ему было непонятно это доисторическое зверство в современном-то мире.
-Он становится шаманом, - прозвучал ответ в тишине, как злой рок, как приговор. Жители вдохновлено начали затягивать эту нудную песню-вой.
-Почему они снова поют?! – его терпение кончалось. Все вышло из-под контроля и теряло смысл.
-Это вера. Оставьте их.
Мальчик дернулся, перестав бормотать. Все замолкли, ожидая, что же произойдет дальше. Мальчик встал. На вид ему было лет пять. На самом деле – семь. Не велика разница. Такой малыш должен был стать новым шаманом-историком против своей воли и нести ношу, записывая все данные в книгу истории этого города.
-Если он сейчас не примет это… - пробормотал встревоженный мэр.
-То что? – всполошился Эрик.
-Его тело не выдержит и лопнет, как шарик.
-Что?! Вы что серьезно? – теперь он уже кричал, не в силах что-то понять, - Да, как можно быть такими эгоистами? Вы нарочно подставляете ребенка на верную смерть! Ему же семь! Семь лет! Как так можно?
-А что, ты хочешь на его место? – в голосе мэра проскользнула нотка злости и коварства. - Между прочим, это мой сын.
-Ваш сын?.. – пролепетал Эрик. Он оглянулся в поисках своего портфеля, который, как, оказалось, оставил в стареньком пикапе.
-Да, мой сын. Его выбрали жители по физическим данным и по личным качествам. Он с младенчества тянется к книгам и историям. Это его судьба. Он родился в рождение новой звезды, что давно было предзнаменованием скорого появления шамана. Мы никогда не считали его своим сыном, потому что знали, что его выберут на роль писца.
-Как так можно?.. Это же ваша плоть и кровь. Вы что совсем в этом городе не любите детей? – казалось, что этот человек сейчас потеряет веру в человечество.
-Ты уже тогда, десять лет назад, проявлял желание стать историком в нашем городе. Ты прочитал все исторические книги, писанные нами, и искал в подвалах и тайных комнатах эту книгу… - он указал на клетку из человеческих костей, - Вот она. Прямо перед тобой. Если малыш не сможет ее открыть, можешь попробовать ты. Или приходи через пятьдесят лет попытать счастья и посмотреть на чудо. Скажи спасибо, что мы тебя позвали. Это был просто знак благодарности за твои заслуги. Мы показали тебе то, что ты не найдешь в своих песках и земле, сколько не капай.
-Откуда вы…
-Мы все все про тебя знаем. Ты стал ученым, ты желал эту книгу… - мальчик снова закричал, прерывая их разговор. Он схватил клетку и пытался ее открыть, но она не поддавалась, обдав его волной огня. Магия поразила Эрика, и он напрочь забыл, о чем говорил сейчас с мэром. Все его внимание было приковано к книге, которая тяжелым камнем лежала на дне клетки, отторгая нового историка, как лишнее и ненужное. В мужчине зародился огонек надежды, который сам для себя он описывал, как желание помочь ребенку. На самом деле его раздирало изнутри от желания прикоснуться к этому предмету. Сейчас он был невероятно близко. Тридцать шагов. Не больше. Тридцать шагов отделяли его от желанного.
Книга взлетела, остановив мальчика, который был больше похож на злого демона. Она взлетела и повисла в трех метрах над землей. Молодой шаман предпринял попытку встать, но ноги еще не подчинялись, одеревенев. Он все пытался встать, но тщетно, когда мужчина сделал первый шаг на встречу. Мэр наблюдал, но останавливать его не стал. Ему хотелось верить, что этот их старый знакомый спасет малыша. Но ведь даже если его примут как историка, мальчик умрет, как и предыдущий шаман.
Эрик подошел к клетке и потянулся к ней рукой, не надеясь достать. Он не был уверен, что разъяренные жители не кинуться на него, обвиняя в том, что он помешал ритуалу, поэтому движения были скованными. Однако это огромное желание получить знания…. Нет ничего сильнее в жизни, чем желание. Оно движет всеми людьми на планете, но никогда, никогда не остановится. Люди будут желать и дальше. Он знал это. Знал все, что только мог знать. Ему не хватало большего. Чего-то невероятного….
-Эрик, стой. Если она не примет тебя… - крикнул старик-мэр. Мужчина обернулся, но только из удивления. Он посмотрел на него, а потом подпрыгнул и уцепился за клетку руками. Какое-то время он висел так, в десяти сантиметрах над землей, боясь раскрыть глаза и не увидеть книги в руках. Он вспомнил, как мальчишкой, прокрался в кабинет мэра и перерыл его верх дном, как узнал шесть секретов деревни, но не нашел книги. Когда он тут жил и работал, единственной отрадой была эта мечта найти невозможное. Он и не заметил тогда, как простое времяпровождение превратилось в желание, мечту и манию. А теперь, он висел посреди улицы, держа руками клетку из человеческих костей, в которой лежала книга истории этого города от начала существования этого участка земли во времени. Сколько всего нереального было скрыто на этих страницах, сколько всего можно было узнать. Знания… как он хотел получить эти знания!
Клетка пошатнулась, а потом потеряла свою силу и подчинилась притяжению планеты. Он упал на колени, сжимая в руках книгу. Она была огромной в его руках. Толстая, из которой вылезли желтые страницы и теперь торчали уголками со всех сторон, она была обтянута кожей и мягкой тканью. Он чувствовал под обложкой тепло, будто держал в руках живое существо, будто сама книга могла дышать. Из-под ее страниц выглядывали десятки тонких и толстых ленточек, обшитых золотом, со вставленными камнями и серебристыми ободками. Эта ветхая, надышавшаяся пылью книга манила его куда больше золотых слитков и обглоданных черепов, которые он находил при раскопках. Манила его куда больше черепков, которые нужно было, как мозаику, собирать в одну вазу, больше, чем письмена древних. В своих руках он видел вещь, тяжелее золота, и дороже ему родной матери. Ему казалось, что только сейчас он по-настоящему счастлив.
-Эрик. Коснись мальчика. Коснись мальчика! – бубнил чей-то голос на площади. Он ошалелыми глазами посмотрел на мэра, на толпу городских людей, перевел взгляд на ребенка. Тот свалился и спал. Гримаса дьявола сползла с его лица, словно отпускает больного грипп. Еле шевеля руками, он положил ладонь на спину спящего ребенка. В это мгновение в его мозг, словно лодка по реке, поплыла информация. Она набрала скорость такой силы, что мозги были готовы взорваться. Не сдержав крика, он упал на землю, зажимая уши руками. Через него проходили десятки тысячелетий, сотни миллионов людей, их жизни и поступки, их раны и счастье, разрушенные войной и бурями города, древние люди и письмена на стенах. За десять секунд он выучил тридцать языков, которыми говорили люди за все это время. Он понимал обычаи, будто сам там был, будто жил во время создания мира. Он видел галактики, видел планеты. Он наблюдал распятия людей и сжигание ведьм, смотрел, как тонут дети, и умирал вместе с ними….
-Теперь ты понял, Эрик? Ты понял, что книга – это и есть память. Ты понял, что каждую секунду теперь будешь жить тысячами жизней, радуясь с ними, плача с ними, умирая с ними. Такое невозможно испытать в обществе, потому что ты будешь другими людьми. Ты будешь теми, кто будет с тобой говорить. Тебя не поймет ни один человек. Попрощайся с этим миром. По крайней мере, ты обрел то, что искал, - снисходительно сказал мэр города. Эрик смутно помнит, как тот поднял своего сына и унес. Горожане подходили и благодарно опускались на колени перед ним. А он сидел на коленях, сжимая в руках книгу, и смотрел в пустоту, пустыми глазами. А в голове его не осталось собственных мыслей. Их подхватил поток чужих чувств и переживаний.
А потом его оставили на площади и ушли. Наутро его не нашли.
Куда исчезают историки?
Книга эта была маленькой тайной, о которой много известно. Вскоре городок стерло с лица планеты, и выборов летописца больше не было. Эрик Фершнедрам был заключен на посмертное заключение в мире тьмы. Он продолжал писать историю этого места. От начала времен… до их окончания. А спустя несколько столетий….
-Эй, Гвен, тут какой-то сундук! – крикнул моряк своему товарищу.
-В этом озере много чего интересного, зато вся рыба вымерла, как только нация исчезла. Говорят, жители этой деревни связались с самим дьяволом и отдавали ему детей, - Гвен помог вытащить сундук на палубу яхты.
-Смотри… - он одним движением сбил замок с сундука. - Тут что-то лежит.
-Фу, что за вонь? Да тут кто-то разлагается. Как его еще рыбы не съели? – спросил второй, отворачиваясь от источника запаха. Под кусками тела что-то лежало. Это была книга, завернутая в ткань.
-Это история. Смотри, тут сказано, как начал существовать мир. Они спрятали такое сокровище на дне озера, что за глупость?
-Что за глупость верить в эти сказки? Как вообще она не намокла? – спросил второй, недоверчиво рассматривая ткань, - Кажется она водонепроницаемая. Хорошая. Вот ее я заберу. А ты любишь фантастику, так что можешь почитать эти выдумки. Ишь, сколько настрочили! – воскликнул он.
-Гвен, но ведь, получается, это чья-то могила! Его похоронили в море. Не стоит нам это трогать… - он положил руку на кости трупа и закричал.
Посреди пустынной местности, где располагалось это круглое озеро, его крик подавил ветер. Напарник выбежал ан палубу, что бы увидеть, как его друг что-то бормочет. Словно он говорил с людьми, которых тут нет. Он бросал отрывки фраз на других языках, говорил с акцентом минувших дней и рассказывал о таких вещах, что в кошмарном сне не приснятся. Гвен сел рядом, не в силах помочь и просто слушал его бредни. Что-то в них его привлекло.
Потом Марк пришел в себя и встал. Его взгляд опустел, ожесточился.
-Ты мне мешаешь писать историю… - сказал он, беря в руки лопату, которой до этого открыл сундук.
-Ой-ой! Ты чего? Положи лопату! – с опаской сказал он вскакивая. Марк надвигался на него, как персонаж из фильма ужасов. Потом он занес лопату и озеро окрасилось чужой кровью.
Книга нашла нового историка….

@темы: мое творчество, сага